Что, если у моего ребенка интернет-зависимость

Зависимость от селфи и соцсетей могут признать заболеванием

Фото: М24.ru/ Игорь Иванко

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) планирует признать интернет-зависимость психическим расстройством. Об этом М24.ru рассказал главный психиатр Москвы Борис Цыганков. По его словам, сейчас готовится новая Международная классификация болезней МКБ-11, куда должны включить и эту проблему. Как только интернет-зависимость попадет в официальный список болезней, ее смогут лечить врачи с помощью препаратов и психотерапии. По данным психологов, такой диагноз смогут ставить зависимым от селфи, онлайн игр, SMS и соцсетей. Согласно официальному порталу Mkb-11.com, в мае 2015 года Всемирная ассамблея здравоохранения начала рассмотрение МКБ-11. По данным ВОЗ, окончательный вариант классификации болезней должен быть принят в 2017 году. В Московской городской психологической службе M24.ru рассказали, что веб-зависимостью страдает каждый десятый пользователь интернета.

Как рассказал Борис Цыганков, интернет-зависимость пока не входит в классификацию психических болезней МКБ-10, поэтому сейчас московские психиатры не могут поставить такой диагноз и лечить пациентов. Этой проблемой занимаются только психологи. “Интернет-зависимость войдет уже в новую классификацию, так как она имеет те же самые принципы, что и психологические и химические зависимости, — рассказал Цыганков. — Она близка к игровой зависимости. Сейчас МКБ-11 проходит рецензирование в различных странах”.

Цыганков пояснил, что, когда МКБ будет дополнена, врачи-психиатры смогут лечить от интернет-зависимости. “Лечение в основном включает в себя психотерапию и прием психотропных препаратов, которые снимают влечение и навязчивые мысли, — отметил собеседник M24.ru. — Когда человек зависим, он все мысли направляет только на получение удовольствия. Препараты позволяют пациенту подумать и сконцентрироваться на чем-то еще в жизни”.

Интернет-зависимость могут признать психическим расстройством

В Московской городской психологической службе M24.ru заявили, что сейчас выделяется семь типов интернет-зависимости:

  • Зависимость просмотра порно-сайтов . Порнозапросы лидируют в поисковиках: 70% взрослых мужчин и 38% женщин время от времени просматривают страницы непристойного содержания. «Интерес к изображениям половых органов и актов любви был свойственен человечеству издревле, однако живому человеку трудно конкурировать с извращенными фантазиями», — говорится в докладе завсектором интернет-консультирования Московской службы психологической помощи населению Виктора Меновщикова.
  • Киберсексуальная зависимость . Это онлайн романы, переписка и «киберсекс». Опасность в том, что виртуальный партнер всегда будет лучше реального. Он становится для пользователей интернета идеалом, замещает образ реального супруга, что приводит к конфликтам в семье.
  • Зависимость от соцсетей. Для интровертов, одиноких и закомплексованных людей общение в киберпространстве создает иллюзию дружбы и семьи.
  • SMS-зависимость. Потребность в обмене моментальными сообщениями, создающая чувство безопасности, востребованности в обществе
  • Зависимость от веб-серфинга. Беспорядочный, хаотичный поиск разнообразной информации в сети. Человек “забивает” мозг ненужными сведениями, чтобы отвлечься от насущных проблем.
  • Зависимость от компьютерных игр. Самая опасная для подростков и молодых людей. Неоднократно азартные игроки кончали с собой из-за проигрыша, засиживались до инфаркта или истощения перед экраном
  • Игромания с элементами реальности. Навязчивая потребность играть интернет-казино, аукционы, бирж и азартных игры обычно совмещенная с навязчивым желанием обогатиться.

По данным Меновщикова, веб-зависимыми являются сегодня около 10% пользователей интернета. Группа риска — дети.

Международная классификация болезней — документ, который принимается Всемирной организацией здравоохранения. Его используют как основу для классификации болезней в 117 странах мира. Сейчас этот документ переведен на 43 языка. МКБ является нормативным документом, который обеспечивает единство методических подходов в лечении болезней. Документ периодически пересматривается и дополняется. Сейчас действует МКБ десятого пересмотра (МКБ-10). В России переход на МКБ-10 произошел в 1999 году.

Всего в МКБ 21 класс заболеваний. Психические прописаны в пятом классе под буквой “F”. Сейчас там подробно прописаны зависимости от употребления химических веществ, в том числе: алкоголя, табака, снотворного и наркотиков. Также в классификации есть классификация расстройства привычек и влечений. Это патологическое влечение к азартным играм, поджогам и воровству.

Напомним, что сейчас в Москве участились случаи, когда люди попадают в трагические ситуации во время съемки селфи. Например, 22 мая девушка случайно выстрелила себе в голову из травматического пистолета при попытке сделать селфи. Сейчас она находится в реанимации НИИ скорой помощи имени Склифосовского в тяжелом состоянии.

Буквально на следующий день 23 мая в Подмосковье ученик 9-го класса хотел сделать селфи на брошенных бетонных блоках. Ребенок забрался гору бетона и случайно зацепился рукой за высоковольтный провод. Упал и получил черепно-мозговую травму и перелом основания черепа.

В тот же день под Рязанью погиб школьник, который хотел сделать селфи на железнодорожном мосту. Мальчик упал с высоты трехэтажного дома на пути.

Как отметила главный детский психиатр Москвы Анна Портнова, сейчас в основном подростки страдают от увлечения играми в интернете. «Основной признак зависимости — человек перестает успешно адаптироваться в социальной среде, теряет карьеру или плохо начинает учиться”, — пояснила Портнова.

Читайте также:  Аднексит Симптомы Диагностика Лечение

Старший научный сотрудник отдела неотложной психиатрии Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии имени Сербского Наталья Шемчук добавила, что уже до конца 2015 года интернет-зависимость может войти в DSM-IV — это руководство по диагностике и статистике психических расстройств, которое разрабатывает Американская психиатрическая ассоциация.

Как отметил доцент кафедры управления и экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Сергей Боярский, сейчас по зависимостям от глобальной сети активно проводятся исследования. “Зависимость от селфи может исследоваться как один из компонентов этой проблемы, как от соцсетей и онлайн игр. Важно выявить факторы зависимости и понять, какой ущерб здоровью они приносят”, — пояснил Боярский.

Эксперт отметил, что сами эти явления — те же селфи и онлайн игры — не содержат в себе проблемы, сложности возникают с «неконтролируемым количеством потребления».

В Московской службе психологической помощи населению пояснили, что сейчас в ведомстве нет специальных тренингов для борьбы с интернет зависимостью. “Мы работаем с этой проблемой только в форме индивидуального консультирования. Психологи используют методики краткосрочной терапии, — пояснили в психологической службе. — В мировой практике еще нет единого мнения, как с этой темой можно работать на тренингах”.

Усиление акцента на проблеме игрового расстройства

Первым важным шагом в разработке мер общественного здравоохранения по реагированию на эту новую проблему является определение термина «игровое расстройство», — предлагается в докладе Гари Хамфрей.

Бюллетень Всемирной организации здравоохранения 2019;97:382-383. doi: http://dx.doi.org/10.2471/BLT.19.020619

У д-ра Сусуму Хигучи нет никаких сомнений в том, что интернет-игры представляют опасность для психического здоровья.

Д-р Хигучи возглавляет Центр Курихамы по лечению зависимостей в префектуре Канагава, Япония, который в 2011 г. приступил к осуществлению первой в стране программы по борьбе с интернет-зависимостью. В настоящее время в масштабах всей страны действуют 84 такие программы. По словам д-ра Хигучи, число пациентов, зависимых от интернет-игр, неуклонно растет.

«В настоящее время мы наблюдаем 269 пациентов, страдающих интернет-зависимостью. Основным видом зависимости у 241 пациента из этого числа является игровое расстройство, — отмечает д-р Хигучи. — 215 из них — мужчины».

При наличии разных симптомов пациенты д-ра Хигучи, как правило, не могут ограничивать себя во времени для игр и продолжают играть, несмотря на негативные последствия, такие как отчисление из учебных заведений (почти три четверти пациентов являются учащимися) или потеря работы.

В Японии не проводилось общенационального обследования проблемы игрового расстройства. Тем не менее, проведенное недавно на национальном уровне обследование более широкой категории «интернет-зависимости» показало, что в 2018 г. примерно 1,82 миллиона мужчин в возрасте 20 лет и старше были интернет-зависимыми, что почти в три раза больше, чем в 2013 г. По результатам этого же обследования 1,3 миллиона женщин являются интернет-зависимыми по сравнению с 0,5 миллиона в 2013 г.

Д-р Хигучи является одним из соавторов недавно проведенного литературного обзора “Cross-sectional and longitudinal epidemiological studies of internet gaming disorder” (Поперечные и лонгитюдные эпидемиологические исследования интернет-игрового расстройства). По результатам этого обзора распространенность данного расстройства в охваченных обзором выборках варьировалась от 0,7% до 27,5%.

«Литературный обзор показал, что уровень распространенности этого расстройства практически не зависит от географического региона, — отмечает д-р Владимир Позняк, специалист Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в области употребления психоактивных веществ и аддиктивного поведения. Он приводит несколько обследований, по результатам которых уровни распространенности интернет-игрового расстройства в Европе и Северной Америке колеблются в пределах от 1% до 10%.

«Из-за разных уровней качества и сопоставимости обзоров точные масштабы и характерные особенности этой проблемы пока не определены, — говорит Позняк. — Но это, безусловно, является проблемой».

В 2018 г. в Швейцарии был опубликован доклад, подготовленный по поручению Федерального бюро общественного здравоохранения, согласно которому около 1% населения (примерно 70 000 человек) являются «проблемными» пользователями интернета.

Одним из экспертов, оказывавших консультативную помощь при подготовке этого доклада, была д-р София Ачаб. Она руководит программой по лечению поведенческой зависимости в Университетской больнице Женевы, в рамках которой с 2007 г. лечатся пациенты с расстройствами, связанными с использованием интернета, — от интернет-игровой зависимости до зависимости от интернет-порнографии.

Как и д-р Хигучи, д-р Ачаб наблюдает устойчивый рост числа пациентов с интернет-игровым расстройством и возрастание процентной доли пациентов среди молодых мужчин. «На сегодняшний день у 43 из 110 пациентов с интернет-зависимостью основным видом зависимости являются игры. В число этих пациентов входят 40 мальчиков и молодых мужчин и лишь три девочки», — говорит она.

Среди людей, наиболее поразивших д-ра Ачаб, был 22-летний мужчина, которого привела мать. «За два года до этого его исключили из учебного заведения. Этот молодой человек играл по 18 часов в день и отказывался выходить из своей комнаты. Из-за отсутствия физической активности у него образовались тромбы в ногах», — рассказывает она.

Читайте также:  Ревматологи в Краснодаре - отзывы, рейтинг, найти хорошего ревматолога

Лечить таких пациентов чрезвычайно сложно, отчасти в связи с повсеместностью интернета. «Игровую зависимость лечить в какой-то степени сложнее, чем алкогольную или наркотическую зависимость, поскольку интернет вездесущ», — говорит д-р Хигучи.

Другая проблема связана с тем, как устроены сами игры.

Характер игры является одним из трех факторов, рассматриваемых д-ром Ачаб в ее оценке риска развития у пациентов зависимости, наряду с индивидуальными факторами, такими как самооценка, и факторами, обусловленными окружающей средой, то есть условиями дома, в школе или на работе.

По мнению д-ра Ачаб, системы поощрения (часто в виде виртуальных лутбоксов, то есть ящиков с добычей), предлагающие либо виртуальные предметы, такие как оружие и доспехи, либо «реальные» награды, такие как подписка на потоковое видео, являются раздражителем. «Такие системы заставляют играющих часами гоняться за виртуальным или реальным выигрышем», — поясняет она.

Многопользовательские интернет-игры также вызывают беспокойство у д-ра Хигучи. «Такие игры открывают возможности для соревнования, что привлекает многих людей, особенно тех, кто в обычной жизни испытывает трудности в общении», — говорит он.

Д-р Хигучи отмечает также игры, призывающие игроков принимать участие в турнирах и соревнованиях для получения денежного приза. «Многие из моих пациентов говорят о том, что играя в игры можно заработать на жизнь, — говорит он. — Такое убеждение приводит к развитию более широкой патологии».

Методы лечения людей с интернет-игровым расстройством обычно нацелены на то, чтобы помочь пациентам признать свою зависимость и вернуть их к реальной жизни. Д-р Хигучи использует когнитивно-поведенческую терапию в сочетании с программами по развитию социальных навыков и повышению уровней физической активности. Д-р Ачаб использует психотерапию, способствующую восстановлению прежних связей пациентов с их внутренним миром, целями жизни и социальным окружением.

На сегодняшний день работе врачей препятствует отсутствие консенсуса в отношении основных свойств состояния, которое они лечат. «Отсутствие четкого определения игрового расстройства не только осложняет разработку надлежащих методов лечения и политики общественного здравоохранения, но и препятствует эффективному мониторингу и наблюдению», – говорит д-р Хигучи.

Для содействия решению этой проблемы ВОЗ инициировала четырехлетний консультативный процесс в целях изучения последствий интернет-игр для здоровья и установления четких границ для понятия «игровое расстройство». Классификация, разработанная в результате этих консультаций, была включена в 11-й пересмотр Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем (МКБ-11), которая является стандартом диагностической классификации, используемым специалистами здравоохранения, начиная от администраторов больниц и заканчивая лечащим персоналом и исследователями.

Согласно МКБ-11, диагноз «игровое расстройство» ставится тем лицам, которые в течение не менее 12 месяцев не контролируют свое игровое поведение, ставят игры превыше других интересов и видов деятельности и продолжают играть, несмотря на негативные последствия.

Решение об установлении новой диагностической категории и включении ее в МКБ-11 было одобрено психологами и психиатрами во всем мире, включая членов Королевского колледжа психиатров Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и пятидесятого отдела Американской ассоциации психологов (ААП), специализирующегося на психологии зависимости.

Однако не все остались довольны этим решением. Ассоциации игровой индустрии и некоторые специалисты и ученые в области психического здоровья устверждают, что с учетом имеющихся на сегодняшний день знаний о воздействии интернет-игр на человека включение этой категории в МКБ-11 является преждевременным и может приводить к гипердиагностике, а также к моральной панике в отношении интернет-игр и стигматизации геймеров.

Критики, выдвигающие эти аргументы, ссылаются на решение ААП о включении «интернет-игрового расстройства» в качестве «состояния, требующего дальнейшего изучения» в Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам 2013 г. (ДСР-5). Такое определение означает, что эта диагностическая категория может быть признана действительной только после дополнительных научных исследований.

Д-р Позняк из ВОЗ отмечает, что включение игрового расстройства в МКБ-11 было основано на заключениях экспертов из более 20 стран, а также на фактических данных, свидетельствующих о возрастающем спросе на лечение состояний, вызванных интернет-играми.

К опасениям в отношении гипердиагностики и стигматизации д-р Позняк относится скептически. «Включение игрового расстройства в МКБ-11 будет способствовать надлежащей диагностике и лечению, а также мониторингу, наблюдению и проведению исследований, необходимых для получения четкого представления о распространенности и воздействии этого состояния», — говорит он и отмечает, что в настоящее время ВОЗ и партнеры разрабатывают основанное на фактических данных скрининговое и диагностическое интервью для содействия лечащему персоналу.

По словам д-ра Чарлза О’Брайана, профессора психиатрии Пенсильванского университета и председателя комитета ААП, постановившего включить интернет-игровое расстройство в ДСР-5 в качестве «состояния, требующего дальнейшего изучения», классификация в настоящее время пересматривается.

«С 2013 г. многое изменилось, и мы можем изменить классификацию этого расстройства, если сочтем это необходимым», — говорит д-р О’Брайан.

Читайте также:  Энтеровирусная инфекция у ребенка симптомы и лечение, сыпь (фото), Комаровский

Д-р Хигучи приветствует все меры, направленные на обеспечение более точной диагностики и более широкого признания этого расстройства. «Классификация МКБ-11 поможет в этом», — говорит он. Он также приветствует решение ВОЗ о публикации руководящих принципов в отношении физической активности детей в возрасте до 5 лет. Согласно этим рекомендациям на протяжении первого года жизни дети не должны допускаться к экрану монитора, на протяжении второго года жизни время, проведенное детьми у экрана монитора, должно быть крайне незначительным, а в возрасте от 2 до 4 лет — составлять не более одного часа в день.

«Пришло время установить ограничения», — говорит д-р Хигучи.

Классификация интернет зависимости

Интерне́т-зави́симость (или интернет-адди́кция) — навязчивое стремление использовать Интернет и избыточное пользование им, проведение большого количества времени в сети. Интернет-зависимость не является психическим расстройством по медицинским критериям (DSM-V и МКБ-10).

Расстройство было описано в 1995 году нью-йоркским психиатром Айвеном Голдбергом.

Предложенное им описание базируется на описании расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами. Голдберг выделил следующее:

  • использование Интернета вызывает болезненное негативное стрессовое состояние или дистресс;

В 1997—1998 гг. были созданы исследовательские и консультативно-диагностические службы по данной проблематике. В 1998—1999 годах вышли первые монографии по проблеме (К. Янг, Д. Гринфилд и др.). В России данный феномен изучается с 2000 года.

В 2009 году состоялся симпозиум «Интернет-зависимость: психологическая природа и динамика развития» с участием психиатров, психологов, социологов, по материалам которого издан первый в России сборник по интернет-зависимости. В него были включены и переводы полных текстов докладов основных зарубежных исследователей этой проблемы

Медики признают нормальную привязанность субъекта к времяпрепровождению за компьютером, выделяя при этом как достаточно характерные психические, так и физические симптомы.

Зависимость (наркотическая) в медицинском смысле определяется как навязчивая потребность в использовании привычного вещества, сопровождающаяся ростом толерантности и выраженными физиологическими и психологическими симптомами. Рост толерантности означает привыкание ко всё бо́льшим и бо́льшим дозам. Также зависимость (аддикция) в психологии определяется как навязчивая потребность, ощущаемая человеком, подвигающая к определённой деятельности.

Тем не менее отмечено и позитивное влияние Интернета на психическое здоровье. Американские исследователи обнаружили, что пользование Интернетом улучшает деятельность мозга у людей среднего и пожилого возраста благодаря стимуляции мозговых центров, ответственных за принятие решений и сложные рассуждения. Согласно результатам исследования, отчёт о котором был опубликован в American Journal of Geriatric Psychiatry, посещение Интернета вызывает активацию областей мозга, контролирующих память, язык, чтение и зрение. Кроме того, при поиске в Интернете активируются мозговые центры, ответственные за сложные рассуждения и принятие решений, благодаря необходимости решать, какую из предложенных ссылок выбрать для получения необходимых данных (при чтении книг подобной активации соответствующих областей мозга не происходит).

По данным различных исследований, интернет-зависимыми сегодня являются около 10 % пользователей во всём мире . Несмотря на отсутствие официального признания проблемы в России, интернет-зависимость уже принимается в расчёт во многих странах мира . Например, в Финляндии молодым людям с интернет-зависимостью предоставляют отсрочку от армии. Китай в 2008 году заявил, что собирается стать пионером в мире по официальному признанию данной зависимости болезнью, и первым начал открывать клиники. Однако в китайских заведениях используют строевую подготовку и электрошок; отмечают изуверские методы лечения, приводившие к смерти подростков-пациентов.

В 2009 году в США появилась первая лечебница, занимающаяся исцелением «интернет-зависимости».

Основные 6 типов интернет-зависимостей по мнению психолога Дрепы М.И. таковы:

  1. Навязчивый веб-серфинг (информационная перегрузка) — бесконечные путешествия по Всемирной паутине, поиск информации.
  2. Пристрастие к виртуальному общению и виртуальным знакомствам — большие объёмы переписки, постоянное участие в чатах, веб-форумах, избыточность знакомых и друзей в Сети.
  3. Игровая зависимость — навязчивое увлечение компьютерными играми по сети.
  4. Навязчивая финансовая потребность — игра по сети в азартные игры, ненужные покупки в интернет-магазинах или постоянные участия в интернет-аукционах.
  5. Пристрастие к просмотру фильмов через Интернет.
  6. Киберсексуальная зависимость — навязчивое влечение к посещению порносайтов и занятию киберсексом.

Для психологической диагностики интернет-зависимости используется ряд опросных методик:

  1. Тест интернет-зависимости К. Янг;
  2. Шкала интернет-зависимости С. Чена;
  3. Методика диагностики зависимости от онлайн-игр.

Возможно использование техник аутотренинга, таких как медитация, управление дыханием, а также применение блокирующих Интернет программ.

В США ведущим специалистом в изучении интернет-зависимости сейчас считается Кимберли Янг — профессор психологии Питсбургского университета в Брэтфорде (США), автор известной книги «Пойманные в Сеть» (англ. «Caught in the Net» ), переведённой на многие языки. Она также является основателем Центра помощи людям, страдающим интернет-зависимостью (англ. Center for On-Line Addiction ). Центр, созданный в 1995 году, консультирует психиатрические клиники, образовательные заведения и корпорации, которые сталкиваются со злоупотреблением Интернетом. Центр свободно распространяет информацию и методики по освобождению от интернет-зависимости.

Ссылка на основную публикацию
Что такое синдром Аспергера Синдром Аспергера
Синдром Аспергера Синдром Аспергера- относится, как и синдром Каннера, к непроцессуальным, дизонтогенетическим формам РДА. В последнее время его относят к...
Что такое Дуоденит Москва
Дуоденит Дуоденит представляет собой воспаление оболочки 12-перстной кишки. Такое заболевание является одним из самых распространённых поражений этого органа, которое хотя...
Что такое запор и как от него избавиться — Лайфхакер
Что срочно делать при запоре Запор — заболевание, связанное с проблемами эвакуации каловых масс из толстого кишечника. Диагноз ставится при...
Что такое синдром дереализации; деперсонализации, из-за которого можно потерять себя, мир, пространс
Дереализация это опасно Под ощущениями принято понимать такую функцию психической деятельности человека, которая позволяет оценить отдельные свойства предметов и явление...
Adblock detector