Экзистенциальное направление в психологии описание подхода, представители

Экзистенциальная психология

Экзистенциальная психология возникла как последовательный, целостный подход к пониманию человеческого поведения и к влиянию на него.

Несмотря на то, что экзистенциальную психологию обычно относят к гуманистической традиции, она обладает выраженными отличительными чертами, позволяющими ей объявить о своей независимости. Гуманистические подходы отбирают качества функционирования, которые выглядят положительными, так сказать, по их нарицательной стоимости, и используют их для понимания достижения совершенства в жизни через постоянное углубление сознания и развитие. Экзистенциальная психология также содержит уникальные элементы, которые можно уяснить при более тонкой классификации моделей актуализации и достижения.

Теории актуализации исходят из того, что если в процессе взаимодействия со значимыми другими человек систематически получает безусловное положительное вознаграждение, то заложенные в нем от рождения потенциалы будут выражаться в его поведении, под действием врожденных тенденций к актуализации. Актуализация врожденных потенциалов ведет к развитию на протяжении всей жизни, формированию индивидуальности и достижению совершенства и — при наличии поддержки и одобрения со стороны окружающих — представляет собой автоматический, телеологический и относительно легкий процесс. Развитие человека прекращается или направляется по ложному пути только тогда, когда поддержка людей, с которыми он считается, может быть скорее признана обусловленной их собственными (эгоистичными) интересами, нежели безусловной и бескорыстной.

В противоположность этому, теории достижения совершенства (парадигматическим образцом которых и является экзистенциальная психология) делают допущения, отдаляющие их от теорий актуализации. Согласно теориям достижения совершенства, человек развивается в течение всей своей жизни независимо от того, получает ли он от окружающих безусловную поддержку или нет. Для экзистенциалистов развитие определяется скорее личным решением человека, нежели дарованными ему природой потенциалами. Хотя экзистенциалисты и соглашаются с тем, что важны и глубокий ум, и сформированная индивидуальность, их понимание процессов, благодаря которым достигается и то, и другое, отличается от понимания этих процессов сторонниками теорий актуализации.

Экзистенциальная психология исходит из того, что склонность человека символически осмыслять, воображать и оценивать непрерывный поток своего социального, биологического и физического опыта является врожденной, чисто человеческой способностью. Использование этой когнитивной способности придает опыту индивидуализированный (Субъективный) смысл и углубляет осознание того, что характер и направление жизни складываются из многочисленных решений, принимаемых индивидуумом. Каждое решение приводит в будущем либо к новому опыту, либо к повторению того же опыта, который уже был у человека в прошлом. Экзистенциальная психология не акцентирует ничего настолько телеологически специфического и директивного, как врожденные потенциалы. Для экзистенциалистов, каким бы ни было последовательное движение и развитие, которое имеет место у конкретных людей, оно строится на текущей основе, пополняемой их отдельными решениями.

С точки зрения экзистенциальной психологии, в процессе развития предпочтительнее выбирать будущее, а не прошлое, поскольку приобретение нового опыта может привести — через стимуляцию символизации, воображения и оценки — к более глубокому пониманию смысла, чем простое повторение того, что уже знакомо. Однако обдумывание или реальный выбор будущего в точке принятия решения обычно несет с собой онтологическую тревогу (страх неопределенности) по поводу того, что именно принесет это будущее. Альтернативный выбор, т. е. выбор в пользу прошлого, тоже эмоционально болезнен, поскольку приносит с собой онтологическое чувство вины по поводу упущенной возможности приобрести новый опыт. Людям, привыкающим делать выбор в пользу прошлого, приходится бороться с накоплением онтологической вины, приобретающим форму отчаяния, вызванного бессмысленностью происходящего. Сказанное выше подтверждает, что взгляд экзистенциальных психологов на развитие отличается от взгляда сторонников теории актуализации: по мнению экзистенциальных психологов, развитие — в силу его природы — весьма трудный и болезненный процесс.

Что же касается вопроса о конкретных стадиях развития, ведущего к усваиваемым стилям жизни, то экзистенциальная психология отвечает на него несколько туманно. Однако она проводит четкую границу между ранним и дальнейшим (более поздним) развитием. Основная задача раннего развития ребенка — научиться воспринимать самого себя как выносливого и смелого человека. Чтобы облегчить ребенку подобное научение, родители и значимые другие — в идеале — должны принять его самовыражение и создать обстановку, которая предлагала бы ребенку разнообразие, поддержку и возможности прикладывать усилия для достижения успеха, а также определенные ограничения. В подобной обстановке ребенок научится воспринимать себя как личность, способную держать слово, контролировать себя, и готовую принять вызов, что приведет к развитию смелости. Дальнейшее развитие — более самостоятельное, поскольку подростки, постепенно отдаляясь от родителей, начинает больше полагаться на собственные решения и интерпретацию их последствий. Они проходят стадии эстетизма и идеализма, когда освобождаются от родительской опеки и отстаивают ценности, которые должны определить их собственную жизнь. Наученные не бояться трудностей, они, скорее всего, способны извлекать уроки из своих неудач, а это составляет основу идеала дальнейшего развития. Познав пределы эстетизма и идеализма, такие люди входят в пору зрелости, или время аутентичного стиля жизни.

Индивидуумы, живущие аутентичной (подлинной) жизнью, проявляют свои сугубо личные, неповторимые качества в своих определениях:

  1. себя как людей, которые способны — через принятие решений и интерпретацию их последствий — влиять на собственный социальный и биологический опыт;
  2. общества, как создаваемого поступками отдельных людей и, следовательно, поддающегося изменению усилиями этих людей.

Аутентичный стиль жизнь характеризуется гармонией и новаторством. Биологический и социальный опыт людей, чья жизнь аутентична, отмечены утонченностью, вкусом, интимностью и любовью. Мужество помогает им воспринимать сомнения как неизбежных «спутников» выработки собственного мнения, и они не позволяют сомнениям влиять на принятие ими тех или иных решений. Хотя аутентичные люди могут заблуждаться на свой счет, им — благодаря пристальному вниманию к себе и общей рефлексивности — свойственна тенденция к быстрому исправлению положения. Поэтому-то у них и не накапливается онтологическая вина за упущенные возможности или по поводу кажущейся собственной поверхностности.

Напротив, молодые люди, раннее развитие которых прошло в условиях, далеких от идеальных, никогда не обретают смелости и, в буквальном смысле, остаются зависимыми и аморфными до конца своих дней. Принимая решения, они не способны полагаться на собственные силы и не могут использовать свои когнитивные способности для формирования аутентичности на основании собственного жизненного опыта. Сказанное прежде всего относится к их неумению учиться на ошибках; такие люди спешат откреститься от них, вместо того чтобы понять, что же они сделали не так. Вместо того чтобы вступить в подлинный период позднего развития, они копируют поведение окружающих их людей, проявляя конформистский, незрелый стиль жизни.

Люди с конформистским стилем жизни определяют себя исключительно как исполнителей социальных ролей. Выражение символизации, воображения и оценки у них заторможено, что приводит к стереотипному, фрагментарному функционированию. Их биологический и социальный опыт далек от утонченности и скорее похож на договорные отношения, чем на отношения, основанные на чувствах. Накопление онтологической вины, являющееся результатом того, что конформисты отдают предпочтение прошлому, а не будущему, приводит к возникновению у них чувства неуверенности и собственной никчемности. В их мировоззрении преобладают материализм и прагматизм.

Читайте также:  Как испортить зрение, чтобы носить очки энциклопедия

Экзистенциальная психотерапия и логотерапия: найти свой путь

Подход, который поможет отыскать личный смысл

Экзистенциальная терапия родилась на базе философии экзистенциализма. Самые яркие ее представители — Мартин Хайдеггер, Серен Кьеркегор, Альбер Камю и Жан-Поль Сартр. Экзистенциализм был популярной философией XX века. В его основе — уникальность человеческой жизни, в ходе которой он постигает себя, переживая тревогу, конфликты и кризисы. Экзистенциалисты отводят важное место переживаю страха. По их мнению, страх без очевидной угрозы — экзистенциальный страх — заставляет человека переосмыслить свою жизнь. Например, испытывая страх перед смертью, человек может ощутить свою экзистенцию.

Психологи Людвиг Бинсвангер и Карл Ясперс первыми стали применять философию экзистенциализма в психотерапии. В 1930-х годах Бинсвангер начал практиковать экзистенциальный анализ — психоаналитический метод, направленный на постижение сути человека.

Параллельно экзистенциальный анализ стал изучать Виктор Франкл, доктор медицины и философии, ученик Зигмунда Фрейда. В 1938 году Франкл открыл свое собственное направление экзистенциального анализа — логотерапию. Центральное понятие логотерапии — смысл жизни. Она помогает клиенту найти тот смысл, с помощью которого можно преодолеть любой кризис.

Впоследствие экзистенциальный анализ стал изучать Альфрид Лэнгле, ученик Виктора Франкла. Он использовал экзистенциальный анализ как полноценную терапевтическую практику, целью которой было помочь клиенту жить наиболее полной и свободной жизнью. Для этого клиенту надо почувствовать себя «здесь и сейчас» и принять ответственность за все свои поступки и выборы. Альфрид Лэнгле основал Общество Экзистенцального Анализа и Логотерапии в Вене. Сейчас Президент Общества — Кристоф Кольбе.

Основная цель экзистенциальной терапии — научить клиента действовать из «свободной воли», самостоятельно выбирать свой жизненный путь и нести ответственность за выбор.

Экзистенциальная терапия опирается на феноменологию — стремление понять опыт другого человека так, как он сам его проживает и ощущает. Клиент — это личность, а не объект, которому свойственны определенные модели поведения. Иными словами, терапевт должен воспринимать клиента так, как будто это его первый опыт общения с человеком — не опираясь на прошлый опыт, типирование, категоризации и диагнозы. Ирвин Ялом, известный экзистенциальный психотерапевт, даже предлагал «изобретать свой вид терапии для каждого клиента».

Поэтому терапевту важно развивать эмпатию — умение понимать и разделять чужие эмоции. Терапевт не оценивает и не осуждает клиента, что помогает клиенту без страха делиться содержанием своего внутреннего мира.

Личность терапевта играет огромную роль в экзистенциальной терапии. Терапевт сам должен быть свободным и аутентичным, чтобы стать примером для клиента и позволить ему раскрыться.

«Буквально слово «экзистенциализм» означает «существование». Экзистенциальная терапия опирается на следующие положения экзистенциальной философии:

    Человек сущностно одинок в мире, куда оказывается заброшен.

Чтобы жить, человек должен постоянно принимать решения, отказываясь от многих возможностей в пользу одной.

Экзистенциальная тревога — постоянная спутница человека, так как он никогда не может быть вполне уверен, что совершил правильный выбор, принял верное решение.

Отчуждение от самого себя, других людей, окружающего мира — также исходная характеристика человеческой жизни (мы никогда не можем быть уверены, что вполне знаем самих себя, другого человека или понимаем происходящее в мире). С другой стороны, усиление отчуждения является результатом и признаком невротизации, когда становится легче «не быть», чем быть уязвимым и открытым для диалога.

Отсутствие гарантий правильности выбора также может сделать человека невротиком (не принимающим никаких решений вообще, перекладывающим ответственность за принятие решений на других, постоянно меняющим свои решения)

  • Экзистенциальная терапия призвана помочь человеку найти ту точку опоры в себе, из которой возможно совладание с экзистенциальной тревогой, позволяющее преодолеть отчуждение, и, соответственно, делать собственный выбор, не жалея о принятом решении».
  • Многие определяют экзистенциальную терапию как психодинамический подход. Это значит, что она обращается к прошлому опыту клиента.

    Между экзистенциальной терапией и психоанализом есть существенные различия. Если психоанализ винит во всем проблем детские переживания и неудовлетворенные потребности, то экзистенциальный подход считает корнем проблем столкновение с действительностью и ее неизбежными негативными проявлениями. Оба направления работают глубоко. Но психоаналитики понимают «глубокое» как «давнее», а экзистенциалисты — как «глобальное» и «духовное».

    Ирвин Ялом считал, что основные изменения в ходе терапии касаются воли, принятия ответственности и вовлеченности в жизнь. Чтобы добиться этих изменений, экзистенциальный терапевт работает с базовыми тревогами и страхами клиента.

    Все мы конечны — эта мысль может вызывать панику и желание закрыться от мира. С точки зрения экзистенциального терапевта, в идее неизбежности смерти есть много ресурсов. Именно она заставляет человека переосмыслить жизнь и осознать себя здесь-и-теперь.

    Терапевт работает с защитными механизмами клиента, анализирует его сны, находя и прорабатывая в них тематику смерти. Также терапевт может предложить клиенту представить собственную смерть: когда и где она произойдет, что и кто будет окружать клиента. Эта техника помогает лучше понять, чего клиенту не хватает в данный момент жизни. То есть, прояснить личные смыслы.

    Цель терапии — научить клиента самостоятельно выбирать путь и брать за него ответственность.

    Терапевт работает над поведением, которое нацелено на уклонение от ответственности. Нередко клиент перекладывает ответственность на самого терапевта — ведь «это его работа» и «он лучше разбирается». Чтобы изменить это, терапевт расспрашивает клиента о его личном вкладе в каждую проблемную ситуацию.

    Многие боятся ответственности, потому что ассоциируют ее с виной. Это пассивная позиция: ведь виноватый несет наказание, а ответственный — изменяет ситуацию. Экзистенциальная терапия помогает занять активную позицию по отношению к собственной жизни. Для этого на терапии часто используется «техника принятия решений»: терапевт учит клиента принимать решения так, чтобы они активизировали внутренние ресурсы. Это происходит из-за осознания того, что любому действию или событию предшествует решение. Если мы хотим жить подлинную жизнь в соответствии с собственными ценностями — необходимо ответственно принимать решения.

    Заводить отношения из страха одиночества — значит, никогда не познать настоящей ценности общения с другими людьми. Экзистенциальный терапевт снижает чувствительность клиента к страху одиночества, разговаривая с ним на эту тему. Он помогает клиенту понять, что все мы рождаемся и умираем в одиночестве — но это не отменяет нашей способности любить.

    Терапевт стремится выстроить с клиентом отношения, которые были бы примером взаимопонимания, принятия и доверия. Несмотря на то, что эти отношения неизбежно закончатся, когда исчезнет необходимость в терапии, они все равно могут быть ценными. Этот опыт помогает клиенту в дальнейшем общаться с людьми без попытки использовать их, чтобы избавиться от страха.

    С точки зрения экзистенциальной терапии, в жизни нет определенного объективного смысла. А значит, человек должен сам его создать.

    Смысл помогает противостоять экзистенциальному ужасу. Он способствует тому, чтобы человек был вовлечен в жизнь. Терапевт создает условия, в которых клиенту легче было бы обыскать смысл: принимает мысли и чувства клиента без осуждения, задает вопросы, помогает осознать защитные механизмы и преодолевать их.

    Читайте также:  Раздражение в интимной зоне средства против покраснения и зуда

    «Разные терапевты могут использовать различные техники, определяя, в чем наиболее нуждается данный клиент. Например, очень распространены техники на работу с чувствами (для лучшего понимания своего состояния). Это может быть дневник чувств, который клиента просят вести в течение недели. Там он каждый день записывает, что он чувствовал в ответ на те или иные события дня (в помощь дается шпаргалка с названиями чувств).

    Это может быть юнгианская техника активного воображения, когда клиент пускается с терапевтом в воображаемое путешествие, представляя себе некий дом и исследуя его комнаты в состоянии легкого транса. Дом в данном случае — собственное Я клиента. В этом доме могут быть найдены забытые детские вещи, пробуждающие чувства, в подвале или на чердаке могут быть тайники с сокровищами, а в стене может оказаться дверь, ведущая к новому решению».

    «Логос» в переводе с греческого означает «смысл». Логотерапия фокусируется на смысле человеческой жизни — том, ради чего стоит жить.

    Виктор Франкл был учеником Зигмунда Фрейда. Под влиянием работ экзистенциальных философов и психологов он начал развивать собственное направление. Чтобы отделить его от остальных направлений, он выбрал термин «логотерапия».

    С 1942 по 1945 Франкл находился в немецких концентрационных лагерях. Его близкие родственники, включая жену, погибли. Франкл не только остался в живых, но и продолжил работать над своей теорией. Он заметил, что в лагерях выживали не самые здоровые, а самые крепкие духом — те, у кого было, ради чего жить. После он издал книгу-бестселлер «Сказать жизни „да!“», где описал свой опыт и свою философию.

    Если стремление к жизни фрустрировано, это может привести к экзистенциальной фрустрации. Это значит, что человек теряет волю к поиску смысла и переживает сильный внутренний кризис.

    Некоторые люди считают свою жизнь абсолютно бессмысленной; они чувствуют, что она движется в никуда, не имеет ценности. Это чувство Франкл назвал «экзистенциальным вакуумом». Экзистенциальный вакуум, как и экзистенциальная фрустрация, приводят к специфическому неврозу. Чтобы отличить этот невроз от привычного нам психогенного, в логотерапии используется слово «ноогенный» (от греч. «ноос» — дух, смысл). Он базируется не на психологических травмах, а на глубоких духовных переживаниях.

    Так как ноогенный невроз — это кризис смысла, с ним лучше всего справляется логотерапия. Терапевт пользуется психоаналитическими техниками, чтобы помочь клиенту самораскрыться. Смысл работы в том, чтобы помочь клиенту пройти через кризис, и на этом пути обрести смысл.

    Виктор Франкл изобрел две техники логотерапии, которые помогают работать с тревожными состояниями, обессивно-компульсивными расстройствами и сексуальными неврозами.

    Метод парадоксальной интенции был впервые описан в 1939 году. Его суть заключается в том, чтобы нарочито делать то, что вызывает страх и тревогу, и искусственно усиливать собственную реакцию. Например, если человека трясет перед выступлением на публике, логотерапевт предлагает ему трястись еще сильнее — желательно придавая этому комичную форму. Это поведение помогает перестать сопротивляться тревоге, что само по себе снимает часть напряжения. Также оно помогает отделиться от проблемы, взглянуть на нее со стороны. Когда клиент некоторое время практикует технику парадоксальной интенции, он перестает реагировать на проблемы «закрепленным» образом.

    Экзистенциальная терапия и логотерапия — подходы, которые могут быть как краткосрочными, так и долгосрочными. Все зависит от запроса, с которым приходит клиент.

    В экзистенциальном подходе нет четких границ работы: она может анализировать прошлое клиента, если есть запрос на проработку травм и переосмысление опыта. Также она может работать с настоящим и будущим, если клиент хочет преодолеть конкретную трудность или обрести цель в жизни. Эти запросы предполагают разную технику — а, соответственно, и продолжительность работы.

    «Продолжительность курса может быть различной, в зависимости от запроса клиента. Минимальная продолжительность — 10 встреч, средняя — 6 месяцев, но есть клиенты (в частности, в моей практике), кто остается в терапии, используя ее как поддерживающую в течение 1 года и более».

    «Клиентка 32 лет пришла с запросом на принятие решения — сохранить или прервать случайную беременность. Это ее первая беременность, она считает себя чайлдфри, никогда не хотела и не хочет детей, муж (7 лет в браке) всегда ее в этом поддерживал. Клиентка собралась идти на прерывание, но муж «неожиданно предложил подумать, и, может быть, оставить». Клиентка растерялась, испугалась, расстроилась, стала расспрашивать мужа, почему ему пришла в голову эта идея. Муж признался, что «всегда хотел ребенка, но не хотел ее расстраивать, поэтому поддерживал позицию чайлдфри». Женщина была ошеломлена. Муж предложил «подумать, почему ей так не хочется иметь детей, может быть,с этим связана какая-нибудь травма». Клиентка начала сомневаться и не смогла принять решение.

    Она пришла на 7 неделе, у нас было немного времени для принятия решения: произвести вмешательство можно до 12 недели.

    Эмоциональный контакт и доверие между нами сразу установились, что было благоприятной почвой для работы. Мы провели 8 встреч, по две встречи в неделю. Так как эмоционально клиентка была очень взвинчена, мы решили сразу структурировать ее переживания с помощью некоторых техник. Например, мы составляли таблички. В одной графе она писала: «Если я сохраню беременность, я уже никогда не смогу…» В другой графе: «Если я прерву беременность, я уже никогда не смогу…». В каждой графе нужно было написать не меньше пяти позиций.

    Неожиданным ответом для самой клиентки было совпадение одной из позиций в обеих графах. Она написала: «Если я сохраню беременность, я уже никогда не смогу быть свободной, потому что перестану жить для себя». И в другой графе: «Если я прерву беременность, я уже никогда не смогу быть свободной, потому что не смогу забыть о том, что однажды была матерью 10 недель». Я спросила, считает ли она уже сейчас себя матерью. Она ответила, что да, и что это ужасно, потому что она плохая мать, которая раздумывает, не прервать ли жизнь ребенка. Из этой ситуации нет выхода, так как она будет плохой матерью в любом случае — если прервет жизнь ребенка и если родит ребенка. Я спросила, значит ли это, что ей важно было бы стать хорошей матерью. Она ответила, что «конечно, да». Я спросила, значит ли это, что она была бы готова что-то сделать для того, чтобы добиться положительного результата. Клиентка растерянно посмотрела на меня и сказала: «Но ведь тогда я похороню свою жизнь». Я сказала: «Это звучит так, как будто бы нам с вами сейчас непременно нужно кого-то похоронить: или вас, или вашего ребенка. Как будто вы не можете жить оба одновременно — только один из вас за счет другого». Клиентка заплакала и плакала несколько минут, в течение которых я молчала, чтобы не мешать ей. Затем она сказала: «Моя мать всю жизнь говорит, что ее жизнь закончилась с рождением меня, и она жалеет, что не сделала аборт». Я осторожно сказала: «Это выглядит так, как если бы ваш аборт стал подарком для вашей матери… Как будто бы вы решили переписать ее историю, подарив ей утраченную возможность прервать беременность. Смотри, мама, — как будто бы говорите вы, — я делаю это для тебя, я поняла, как нужно, я хорошая дочь, ты ведь похвалишь меня за это решение, ты больше не будешь жалеть, что родила меня?» Клиентка снова заплакала и проплакала до конца сессии. Это был переломный момент терапии. На следующей встрече она открывала для себя возможность не хоронить никого и позволить жить обоим — себе и своему младенцу. Она также прощалась с иллюзией быть хорошей девочкой для своей мамы и отвоевывала право прожить свое собственное материнство, используя технику пустого кресла: она представляла в нем свою мать и разговаривала с ней».

    Читайте также:  Если ребенок разбил губу сайт Сарапульских мам

    Экзистенциальная психология представители

    Согласно Р. Мэй, первым этапом развития экзистенциальной психологии следует считать феноменологию. [1] Представителями феноменологической стадии экзистенциальной психологии являются Юджин Минковски, Эрвин Страус, В.Е. фон Гебсаттел. [2]

    От феноменологии, экзистенциальная психология взяла, в частности, идею отказа рассматривать человека (клиента) в рамках наших предварительных концепций и представлений. [3]

    Вторая, собственно экзисенциальная стадия развития экзистенциальной психологии, согласно Р. Мэй, представлена работами Л. Бинсвангера, А. Сторча, М. Босса, Дж. Бэлли, Роланда Куна, Дж. ван ден Бергма, Ф. Бьютендика и др. [2]

    Российские корни

    Идеи Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского и других российских мыслителей внесли большой вклад в развитие европейской, а затем и американской культуры и философии, и до сих пор оказывают влияние на ведущих представителей экзистенциально-гуманистических подходов обоих континентов [4] . Российский религиозный экзистенциализм в лице Н.А.Бердяева и Л.Шестова по времени возникает даже раньше европейского [5]

    Понимание мира

    Для экзистенциальной психологии и экзистенциализма в целом важным понятием является понятие мира человека, который (мир), например, согласно Р. Мэй является структурой значимых связей, в которой существует человек, и паттернов, которые он использует. Мир в экзистенциальной психологии понимается именно как мир человека. Мир человека, в отличие от закрытых миров животных и растений, характеризуется своей открытостью. Он, согласно Л. Бинсвангеру, не является чем-то данным, статичным, к чему человек просто приспосабливается; это скорее некая динамическая модель, благодаря которой, человек находится в процессе формирования и планирования, поскольку обладает осознанием себя. [6] Экзистенциальные аналитики выделяют 3 модуса (одновременно сосуществующих аспекта) мира: [7]

    • Umwelt, букв. мир вокруг — материальный — «биологический» и «физический» мир, окружающая человека среда, мир объектов. Мир, в который человек «заброшен» фактом своего рождения и к которому адаптируется в течение своей жизни.
    • Mitwelt, букв. с миром — мир существ одного вида, мир близких человеку людей, мир взаимоотношений между людьми, в ходе которых они меняются.
    • Eigenwelt, букв. свой мир — мир самости, мир самосознания и самоосмысления, мир «для меня».

    Из такого понимания мира, в частности следует, что реальность бытия в мире оказывается утраченной (редуцируется), если акцент делается на каком-то из миров, а другие исключаются. [8] Часто так происходит в научных, в т.ч. психологических, социологических и пр. подходах к пониманию человека.

    Понимание времени

    Экзистенциальная психология и экзистенциализм в целом, разделяют точку зрения А. Бергсона на понимание времени — оно есть «сердце существования»; отличительная особенность переживаний человека [9] Экзистенциальные терапевты отмечают, что особенно глубокие психологические переживания «расшатывают» позиции человека по отношению ко времени. Например, сильная тревога и депрессия уничтожают время, делая невозможным будущее. [10]

    Человек, согласно экзистенциальным психологам и психотерапевтам, таким как М. Босс, Р. Мэй и др., в своём существовании, бытии в мире (Dasein), обладает, в отличие от других живых существ, способностью к трансцендированию (выходу) из текущей, сиюминутной ситуации. [11]

    Понимание человека

    В экзистенциальной психологии, согласно Р. Мэй, человек воспринимается всегда в процессе становления, в потенциальном переживании кризиса, [12] который свойственен Западной культуре, в которой он переживает тревогу, отчаяние, отчуждение от самого себя и конфликты [13] .

    Фундаментальным вкладом экзистенциальной психотерапии и психологии, согласно Р. Мэй, является «понимание человека как бытия», [14] понимание «человека-в-его-мире». [15]

    Человек является способным мыслить и осознавать своё бытие, а следовательно, рассматривается в экзистенциальной психологии как ответственный за своё существование. Человек должен осознавать себя и быть ответственным за себя, если он хочет стать самим собой. [16]

    Согласно Р. Мэй, основная декламация экзистенциалистов такова: независимо от того, насколько могущественные силы влияют на человеческое существование, человек способен узнать, что его жизнь детерминирована, и тем самым изменить к ней своё отношение. Сила человека в способности занять определённую позицию, принять конкретное решение, не важно, каким бы незначительным оно не было. Именно в этом смысле человеческое существование состоит, в конечном итоге из свободы: как сказал П. Тиллих, «Человек по-настоящему становится человеком только в момент принятия решения». [17]

    Понимание экзистенциальных эмоций

    В экзистенциальной психологии, некоторые эмоции, в частности, такие как тревога, чувство вины, рассматриваются как онтологические характеристики человека, укоренённые в его существовании [18] .

    В частности, тревога, согласно Р. Мэй — это угроза самому ядру бытия человека, это переживание угрозы надвигающегося небытия. Тревога, согласно К. Гольдштейну, это не то, что мы «имеем», а скорее то, что «мы представляем собой». Тревога (в первую очередь как нем. Angst, используемое З. Фрейдом, Л. Бинсвангером, К. Гольдштейном, С. Кьеркегором, а не как значительно менее нейтральное и менее выразительное англ. anxiety) наносит удар непосредственно по чувству собственного достоинства человека и его ценности как личности, что является самым важным аспектом его переживания себя как самостоятельного существа. Она подавляет потенциальные возможности бытия человека, уничтожает его чувство времени, притупляет воспоминания, вычёркивает будущее. [19]

    Чувство вины является онтологической характеристикой существования человека; он испытывает её в различных формах (разновидностях): [20]

    • отрицание, отказ и/или невозможность реализовать свои потенциальные возможности;
    • вина перед своими близкими, возникающая из-за того, что человек воспринимает их через шоры своей ограниченности и предубеждённости, что всегда в какой-то мере есть надругательство над тем, что они представляют из себя, а также невозможность (в первую очередь, связанная с тем, что каждый представляет собой особую индивидуальность и может смотреть на мир только своими глазами) до конца понять потребности других людей и удовлетворить их.
    • вина сепарации от природы в целом, или, иначе — онтологическая вина, связанная с тем, что человек может представлять себя тем, кто может делать выбор, и тем, кто может отказаться от выбора.

    Согласно М. Боссу, вообще, следует говорить не о чувстве вины (как, например, это делается в психоанализе), но о виновности человека, подчёркивая этим всю серьёзность и уважительность отношения к опыту и жизни человека. [21]

    Ссылка на основную публикацию
    Щелочные продукты питания
    Щелочная диета. список ощелачивающих и окисляющих продуктов Человеческий организм имеет физиологическую склонность к окислению. Для нормальной жизнедеятельности организма должен поддерживаться...
    Шелушение кожи на ступнях ног — причины почему кожа на ногах отслаивается шелушится и и слазиет
    Шелушение кожи на ступнях ног: фото, причины, лечение Многие люди сталкиваются с тем, что шелушится кожа на ступнях ног. Обычно...
    Шелушится кожа на лице с легкостью избавляемся от проблемы — КомиОнлайн
    Что делать, если шелушится кожа на лице Если шелушится кожа на лице, то причины могут быть внешними и внутренними. Мы...
    Щетинка у новорожденных на спине что это, как вывести, причины
    12 советов шаг за шагом в проведении «изгнания щетинки» В последние годы мы всё чаще обращаемся к древним традициям, например,...
    Adblock detector